X

Хотите получать еженедельную рассылку с информацией о новых материалах и предстоящих событиях?

Подпишитесь на нашу рассылку прямо сейчас!

или через

НАКАЗЫВАЮЩАЯ ЛЮБОВЬ? ПУПОВИНА ЗАВИСИМОСТИ (отрывок)

НАКАЗЫВАЮЩАЯ ЛЮБОВЬ? ПУПОВИНА ЗАВИСИМОСТИ (отрывок)
Автор: Светлана Белова, профессор, доктор наук по педагогике

 Если мать в сердцах шлепнет дочь свою… проявит только характер, в этом больше юмора, чем
наказания. Если она в сердцах ударит сына – пусть он задумается: до чего же довел мать… И в этом, однако, не много наказания – больше сатиры. Если отец, не сдержав себя, ударит сына – меня это огорчит очень. Мой ему совет: обливайся по утрам холодной водой, укрепляй нервы, закаливайся, возымей самообладание… Но если он, не владея собой, сердитый и злой, только символически коснется дочери или пусть под ладонью, поднятой для удара или угрозы, сожмется только воздух, - проклятье, пусть лучше случится землетрясение… С этого может все начаться –
падение его самого и исчезновение женской гордости его дочери. Позднее ее ударит муж – и она все стерпит. Вывод мой решительный и окончательный, ни пересмотру, ни обсуждению не подлежит: мужская рука может касаться женщины только для ласки, только для нежности…
    Г.Н. Волков


Наказания. Больная тема воспитания – семейного, школьного. Педагогика знает огромное количество форм и средств наказания. В разное время у разных народов они были разные. Как и все остальное, эти формы и средства менялись, «совершенствовались». Если подняться на высоту философского осмысления, то нетрудно увидеть, что мы «наказаны» самой жизнью, неотвратимостью судьбы,
ограничениями нашей природы. «Четыре. Тяжелые, как удар: Кесарю – кесарево, Богу – богово». Да уж: Богу – богово, человеку – человеково.

Ко мне на консультацию пришла женщина, которую, когда она была ребенком, отец бил широким солдатским ремнем. Он бил и жалел ее при этом. Сначала – приступы ярости. Потом – ласка, удушающие объятия. Девочка выросла. Вышла замуж. И теперь ее уже бьет муж. Женщина призналась: она не раз пряталась от пьяного мужа в шкафу и там среди груды белья устраивала себе спальное место. Страшная символика: шкаф сделан руками мужа.

У таких женщин все получается по логике жизни: «исчезновение женской гордости» и «она все стерпит». А потом - годы поисков Доброго Папы. Не Мужчины своего. А именно – Доброго Папы. Это Женщине нужен Мужчина, а Девочке (даже если она уже старуха), пока она личностно и психологически не выросла и не освободилась от чувства вины, нужен Добрый Папа. И вот привычный алгоритм
плутания в трех соснах: она то заискивает и выслуживается перед мужем, то капризничает и обижается, то обвиняет. По-детски. По-девчоночьи. Но в конечном итоге – «все стерпит».

  «Если мать ударит сына…». В этом нет наказания? Больше сатиры? Наверное, так. Но только при условии, что мать «сатирически» ударила. А если «в сердцах» и «не понарошку», то могут
запуститься психологические механизмы, которые будут притягивать невротические сценарии жизни и искаженные взаимоотношения с женщинами. «Внутренний мальчик» взрослого мужчины будет искать Любящую Мать, «материнскую грудь». Кто окажется рядом с таким мужчиной? Будет ли она «кормящей матерью» для инфантильного эго своего мужа?

Позиция «просящего», «зависимого». Что тут такого?! «Просите – и дано будет вам»? Наверное, это вопрос личного выбора: просить или не просить. Еще: что просить, у кого просить. А также вопрос баланса между «давать» и «брать». И - взрослеть или не взрослеть. В результате – общий вывод:
каждому – по вере его. В том числе, и вере в себя.

Еще один пример. Мужчина не терпит ситуации, в которой женщина в чем-то превосходит его. А тем более, если она ведет себя нарочито доминирующе. И тогда срабатывает привычный механизм: унизить ее, «срезать» ее. Или непосредственно-агрессивно или опосредованно-незаметно. Словом, насмешкой. В поведении мужчины угадывается постоянно смена двух привычных для него ролей –
«мальчика» и «родителя». История детства как история болезни: властная мать подавляла сына, и его сознание зафиксировало определенное восприятие женщины, отношение к ней. Мать в двух лицах: любящая и отталкивающая. Мальчик испытывает фрустрацию, которая сейчас программирует его будущее. Вырасти, осознать все, поверить в себя лучшего и вырастить в себе «новую Мать» - не каждому такое удается. Это большой душевный и духовный труд. Если этого труда нет, то люди,
не ставших зрелыми личностями, будут вести непрекращающиеся войны за «кто в доме хозяин». Или другие войны. В зависимости от тех кризисов, в которых зависли муж и жена. А цена этих войн (или, точнее, потери) – исковерканные судьбы детей.

Мне все-таки хочется оправдывать всех. Хотя, что значит «мне»? Ведь уже все оправданы – сказано же: не ведаем, что творим. У девочек свои отклонения, у мальчиков – свои. Отец бьет дочь из-за страха за нее: не знает, как уберечь от ошибок и «неправильных» поступков. Или просто потому, что
его в свое время наказывала мать. Муж бьет жену, потому что его наказывала мать. Все начинается с матери. А какую модель поведения в свое время получила эта мать?

Наказание судьбой. Это одно. Другое – когда наказывает тебя ближний. А может, это одно и то же? В школьной практике наказание унижением стало нормой. Учитель наказывает ребенка невниманием, насмешкой, оценкой. Именно – не объективной отметкой, а личностной оценкой. При этом кто усомнится в том, что учитель желает ученику блага?  Сегодня, в век нанотехнологий, розги и двойка «не работают» на качественный результат образования. Потому что результата другого хотим –
другого качества. Создать ситуацию, в которой бы ученик сумел увидеть и понять зависимость качества своей жизни (успеха, настроения, ресурсов) от собственных вкладов. Мастерство обучения – помочь другому вырастить в себе Учителя. По-другому: помочь становлению внутреннего «цензора», «наблюдателя», «субъекта».

Мы, как «сотворенные», зависим от замысла Творца. Он наказывает нас за непослушание. Но как же мудро! Нашими руками. Ситуацией, в которую мы себя сами загоняем. Мыслью, которую прокручиваем в своей голове («В начале было Слово»). С нами что-то случается (с-ЛУЧается!) - и это называют «кармой» или причинно-следственными связями. В одном месте сходятся лучи разных векторов
контекста нашей жизни, которая «началась» в каждом из нас задолго до нашего рождения.

Бог любит нас и одновременно наказывает (так ведь пишут в богословских книгах?). И у Него надо учиться искусству наказания: такого, которое не унижает достоинства человека. «Вот смотри, что сам ты делаешь со своей жизнью. Смотри, как ты бьешь сам себя. Ты имеешь то, что притягивает твоя
сущность» - это обращение Творца к со-творцу (со-работнику). И в этом – столько уважения к человеку. Который волен выбирать: наказывать себя своей жизнью или награждать ею. «Я люблю тебя, Жизнь!»  -
какая Высокая Награда!

Комментарии